Симуклярная чума

Прогресс—результат умственного труда всего нескольких тысяч человек, которые отвергли мертвые идеи и сумели выжить как личности. Остальные, как и полагается, находятся в оковах всего трех идей, которые сами же и создали, за годы безумный истории. Им удалось выдавить из себя политику, которая то создает направление, то меняет его на противоположное, то снова возвращается в прежнее русло, она сама не знает куда идти, подобно Сусанину. 

Чтобы сплотить толпу, до невыносимой духоты(удушье было изображено в произведении Свиньи), в которой задыхаются свободолюбивые личности и выветривается любое инакомыслие, создали патриотизм. Человек, в практически непрерывном общении, запоминает разговоры и действия других людей; особь, часто находящаяся наедине с собой, запоминает собственные мысли, анализирует их и строит мировоззрение сама, а это никому не нужно.

Воспаленный ум человека создал религию, которая придала, судорожным метаниям тесной толпы, метасмысл. Убедив всех, что у абсурда, выраженного частыми войнами и общей обездвиженностью, есть высшее предназначение. Таким образом, каждый человек был наделен сверхтерпением и безразличием к самостоятельному поиску причин. При помощи клейкого вещества, называемого искусством, эти три идеи синтезировали, назвав помесь—культурой.

Вот и все тысячи лет истории. Все, что удалось создать, это культуру застоя. При всей видимости прогресса, ничего не изменилось. Все те же древние люди, с теми же ценностями, да только одеты в фирменные тряпки и с большими телефонами в руках, вместо больших мечей. Были большие надежды на науку, но ей приписали роль коррумпированного судьи. Она должна подтверждать религиозные идеи, оправдывать политическую растерянность и расточительность, в другом случае, она никому не нужна. Были большие надежды на интернет. Волна просвещения, рост уровня осознанности, кардинальные перемены.

Пророчили, что люди будут невероятно развитыми. Еще года три назад, я сам думал, что все изменится. Думал, что буддисты наконец-то поймают просветление, познают истинную природу вещей, покинут храмы, выйдут на улицы и будут избивать людей другой национальности или расы; будут участвовать в околофутбольных вакханалиях, ходить в тренажерный зал, пить пиво с друзьями. А «правые» ребята будут медитировать, познавать Будду и ждать просветления. Но этого не произошло.

Интернет помог создать сильную оппозицию и дискредитировать христианство. Освобождение от пут религии должно было срезать навязанный метасмысл и позволить освободившимся самим докопаться до сути. Положить начало развитию личности, а не только массы, создать новые ценности. Ведь человеком тысячи лет двигают одни и те же желания власти, денег и секса. Религия—опиум для народа; избавив народ от религии, все забыли о религиозной ломке, заставляющей искать альтернативу.

Выходя на матрицу городских улиц, я вижу, как возле ларька с сигаретами, ждут своей очереди четыре Экхарта Толле, а вон там, сворачивает за угол маршрутка с Кастанедами. На следующей улице, по-злому звенит трамвай, битком набитый Зеландами. В каждой второй машине—просветленный, в каждом третьем прохожем—трансёрфер. Наступило десятилетие духовно просветленных, они по-просветленному говорят, на просветленных работах трудятся, по-просветленному воспитывают своих просветленных детей, дома их ждут просветленно-толстые супруги. И только одинокие и дезориентированные христиане быстро пробегают мимо. А еще, всегда счастливые сектанты Кришны, счастье которых уже не так улыбчиво, на фоне самозабвенных улыбок просветленных, это заставляет их комплексовать.

Еще каких-то двадцать лет и мы увидим храмы святого Кастанеды, мечети пророка Зеланда и экстремистские группировки Кришны, которые будут устраивать частые теракты. И, вроде, как все изменится, но в общем, никаких перемен. Все останется прежним, только под другими названиями.

Не хочу сказать, что я полностью безучастный и не пробовал быть как они. Я прошел все необходимые ритуалы. Несколько порций Кастанеды, с горьким привкусом Дона Хуана, несколько курсов Зеландотерапии и добавил даже Ошо, чтобы подчеркнуть вкус. И мне стало хорошо, сознание было сытым, мир воде как, переменился, пошли частые и необоснованные приливы счастья; только подсознание мутило. Позже, в процессе одной из утренних прогулок, муторное состояние достигло пика и меня основательно вырвало. Всмотревшись в рвоту, я увидел там сплошные абстрактные доводы, без фактов, перемешанные с информационным шумом. Сплошные симуклярные мысли, не имеющие привязок к действительности, их нельзя было ни подтвердить, ни опровергнуть. От рвоты жутко воняло религией, которая спряталась за ширму философии и эзотерики.

Это была абстракция, с помощью которой можно добиться исключительно психологического эффекта, причем очень сильного. Новая религия для ленивых, которая подобно все тем же опиатам—меняет отношение к действительности. Валяясь в дерьме, можно добиться того, что дерьмо будет казаться легким прикосновением океанского бриза. Худое, запущенное ничтожество, отраженное в зеркале, будет казаться завидным альфа самцом. Сплошной отрыв от грузной действительности, смахивающий на перманентный дурман. Эффект такой силы, что видя, как бойцовский пёс дробит твою голень, мощными челюстями, сопротивляться совсем не хочется. Они проповедуют податливость, под ликом свободы и отсутствие трезвой реакции на события, а вдобавок, дают болванские ответы на все вопросы.

Вот очередная рука мобилизации, желтовато-трупного цвета, хватает сотню-другую просветленных и подобно песку, просеивает их сквозь холодные пальцы. Но в «реальностях» стоящих рядом—все хорошо. И плевать, что друзья стали возвращаться домой мертвыми. Не надо менять материальный мир своими активными действиями, лучше с помощью духовности изменить отношение к нему. Это можно делать бесконечное количество раз, пока не сдохнешь.

Интереса ради, включу новости, с надеждой на что-то новое, но услышу старую песню. У бабушки Мани, которая живет в какой-то дыре, корова кашлять начала, совпадение ли это? Депутаты затеяли очередной знатный махач. Отец Дмитрий задавил насмерть ребенка, на своем Maserati и скрылся с места преступления. А еще, НАШИХ где-то под Донецком опять обстреляли, но НАШИ, в очередной раз не поддались на провокации. Они поехали туда просто стоять и смотреть, иногда давать однообразные, заученные заранее, комментарии журналистам. Порой они попадают на мины, их ноги превращаются в мясное рагу. Но ты не переживай, они обменяют ноги на веру в Бога, любовь к родине и звание героя. О них и об этой войне снимут несколько фильмов, напишут десяток книг, тысячу репортажей. Они—сырьё для паразитического творчества.

И приятнее верить в разумный смысл происходящего, но происходящее все больше на абсурд намекает. Хотелось бы любить свою страну, но она родилась мертвой. А природа чувств такая, что к мертвым любовь не испытывают. Только скорбь. Их реанимационные процедуры—всего лишь стадия отчаяния. И уже как-то привычно наблюдать все те же события, по старой программе, раз в три года большой митинг или революция, раз в пятнадцать лет, хотя бы мини-война.

В остальном, все хорошо. Жизнь продолжается. Бабы нарожают новых. А это эссе многим не понравится, в нем мало иллюзий и много привязок к действительности. Оно сеет сомнение, отвергая новую веру. Но ты не злись, просто залечи полученный удар новой симуклярной мудростью, как обычно это делаешь. Задача истинного искусства—показывать разложение мира, ложного—воспевать паразитические идеи. Да и я тут не для того, чтобы ломать твои убеждения или злить тебя, не нуждаюсь также и в поучениях, моя задача—показать, а ты воспринимай это как угодно.

не сущий свет

Картинка профиля не сущий свет

не сущий свет

Излишки жизненной энергии, переведенные в буквенный эквивалент и подаренные твоим глазам. Пережеванный сгусток отдельной реальности.

Читайте также:

Перейти к верхней панели